Кто поможет Кыргызстану вылезти из экономической ямы?

4833  0

Как недавно заявил Нацбанк, на 19 ноября инфляция в Кыргызстане в годовом выражении составила 12.1%. С начала года цены выросли на 9.5%.

О том, что экономическое положение в стране аховое, кыргызстанцы знают и без отчетов главного финансового регулятора. Цены взлетели уже давно и растут с каждым днем, многие базовые продукты становятся просто недоступны. Свою оценку экономической ситуации, как из нее можно выйти и что нас ждет впереди TUZ.KG озвучил исполнительный директор Международного делового совета Аскар Сыдыков.

- На инфляцию кроме глобальных факторов влияют и региональные, такие, как рост цен на энергоносители, на продовольствие. Еще наш местный маркер – это объем экспорта. Для поддержания нормального уровня инфляции нужен приток валюты, а она у нас в основном приходит за счет экспорта золота, внешней помощи и переводов мигрантов. Переводы мигрантов выросли, слава богу, внешняя помощь примерно на тех же уровнях, но меньше, чем в прошлом году, а экспорт золота снизился. Если посмотреть статистику, то почти на 20% снижение общего экспорта, а экспорт золота и того больше – до 30%. Поэтому меньше притока валюты в страну, и, соответственно, усиление инфляции. В России инфляция на уровне 8%, у нас 12,1%, уже значительно выше, чем в России.

- Это серьезная цифра?

- Да, все, что больше 10%, это уже высокий уровень инфляции.

- И эта цифра будет расти? Факторы то меняться не будут...

- Будет зависеть от ситуации на рынке и от усилий государства.

- В связи с появлением нового штамма коронавируса многие государства закрывают границы, вводятся ограничения. По сути, повторяется ситуация прошлого года. Как это повлияет на экономики?

- Повлияет, и значительно. Но не только это, но и энергетический кризис, который ощущается. И, возможно, энергокризис усилится, потому что общая ситуация на рынке тоже важна для поддержания макроэкономической стабильности. Плюс идет снижение еще курса рубля и тенге, наших основных странах торговых партнерах, скорее всего и на нас это отразится.

- Т.е. ожидать еще и снижения курса сома?

- Не исключено. Были рекордные интервенции Нацбанка, они сглаживали процесс, но бесконечно это продолжаться не может.

- Насколько, по вашей оценке, ситуация осложнится в течение зимы? Особенно с учетом усиливающегося энергокризиса?

- Сложно говорить, потому что полной информации нет даже на сегодняшний день - что будет с углем, с электричеством, какой будет дефицит электричества, какие будут ограничения, на сколько, ведь это все влияет и на производства. В первую очередь, лимиты то им выставляют. И таким образом пытаются обеспечить социальную стабильность, стараются не ограничивать население, но ограничивают производство.

- Да, но у производственников, ограниченных в производстве, падают производственные показатели, и это отражается на бюджете, от чего так или иначе страдает социальный сектор? Т.е., вот такой замкнутый круг, правильно?

- Да, совершенно верно, вот такой замкнутый круг. И вопрос - выбирать краткосрочные выгоды или среднесрочные. Потому что все трудности производства дадут о себе знать позже, а трудности населения, они сейчас.

- С учетом все этой ситуации, какую роль играют или могут сыграть участники горнодобывающего сектора? В прошлом году, в разгар пандемии, когда встало буквально все, только на них, по сути, экономика и выехала...

- Такую же существенную роль будет играть, если дадут нормально работать компаниям, целый ряд инициатив, которые создали риски для горнорудки...

- Что вы имеете ввиду?

- Это повышение сборов за удержание лицензий, чуть ли не в тысячу раз, это повышение установления ставок за пользование поверхностными водами, общественные ставки, это ограничения на выдачу лицензий, ограничение на продление лицензий, это в целом такая госполитика, направленная на госконтроль над горнодобывающей отраслью. Высказывались идеи создания госхолдинга, куда буду входить основные привлекательные объекты. Вот такие риски для горнорудки есть, поэтому если эта ситуация будет сохраняться и дальнейшие риски будут возникать, то неизвестно, как горнорудка может выполнять свои обязательства и производственный план.

Еще один риск - это утрата статуса Good Delivery. Такие риски для отрасли сохраняются, будем дальше смотреть. Конечно, хотелось бы, чтобы горнорудка в очередной раз помогла, вытащила, вот эти показатели обеспечила, приток в экономике, рост денежных доходов населения. Но в целом мы же видим, что идет тенденция на повышение налогового бремени общего, потому что правительство поставило амбициозную задачу в этом году на 100 млрд сомов, в следующем году еще больше.

При этом не совсем понятно, как буду сокращаться расходы государства. Ведь один из путей снижения инфляции - это сокращение государственных расходов, потому что это приводит к снижение объемов денежной массы на рынке и меньшей инфляции. Но здесь мы пока не видим этого. Но идут задачи на повышение доходов. Какими путями, непонятно, повышение госдоходов идет от субъектов бизнеса и населения в целом в конечном итоге, значит у населения будет меньше своей наличности, своих доходов. Поэтому хотелось бы видеть внятную политику кабмина и регуляторов...

- Прозвучало без особого энтузиазма…

- Потому что пока мы не видим каких-то шагов. Политика Нацбанка еще более-менее адекватна и понятна. В части кабмина будем дальше наблюдать и помогать. Все, что мы говорим, - чтобы помочь, подсказать, сделать какие-то либеральные реформы, которые помогут сохранить стабильность макроэкономическую. Пока что мы не видели таких сильных либеральных реформ кроме снижения ставки соцотчислений, и то, пока она полностью не принята, пересматривается. Так что несмотря на декларируемые заявления о либеральном отношении к бизнесу, либеральном подходе к экономической политике, пока по факту ничего не сделано в этом направлении. И делать это пока некому - министры, премьеры меняются, и кто будет в такой ситуации работать, непонятно.

Что касается налоговой реформы, которую пытается внедрить кабмин, то накануне, выступая на форуме по обсуждению проекта Плана мероприятий Кабинета министров КР по реализации Национальной программы развития КР до 2026 года, Аскар Сыдыков также отметил, что добросовестный бизнес всегда за то, чтобы оплачивать все обязательства, предусмотренные государством.

При этом он отметил, что "сейчас в нашей стране, если смотреть по соотношению к ВВП, налоговая нагрузка в госрасходах составляет от 31% ВВП, до, по разным оценкам до 39%. И это значительно выше, чем в других развивающихся странах, это мы тоже должны отметить для себя".

Сыдыков добавил, что необходимо работать над понятными "правилами игры для бизнеса", прозрачными эффективными государственными институтами и повышением эффективности использования уже имеющихся государственных средств.

Аскар Сыдыков один из первых, кто выступил с конструктивной критикой по проекту нового Налогового кодекса. Ранее он отмечал, что в нем очень много спорных моментов.

"К примеру, для нас остается открытым вопрос о ставках единого налога. Для одних групп предпринимателей ставка одна, для других - другая. При этом совершенно непонятно, как была проведена калькуляция процентных ставок. Кроме того, нас не обрадовало, что налоговой службе предоставляются несвойственные ей полномочия, а именно право проводить дознание. То есть из налоговой делают правоохранительный орган. Это противоречит международной практике и создаст конфликт интересов. Вкупе с тем, что 3 процента от сборов будут направлять на содержание налоговой, мы опасаемся, что это станет поводом для налоговиков усилить давление на бизнес. К тому же мы это уже проходили: раньше была налоговая полиция при Минфине, однако система показала свою несостоятельность", - заявил глава МДС.

По его словам, налоговая служба должна быть сервисоориентированной с упором на консультирование бизнеса, а не силовой, направленной на взимание как можно большего количества налогов.

Комментарии
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД